Четверг, 18.10.2018
Авторский надзор оборудования котлов
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Январь » 18 » Василий Морозов: Самотлор – легендарная школа воспитания кадров
14:16
Василий Морозов: Самотлор – легендарная школа воспитания кадров

Тюмень. В 1969 году Самотлор дал стране первую промышленную нефть. Именно в это время в Среднем Приобье, в г.Нефтеюганске поселилась семья Морозовых. Маленькому Васе тогда было всего три года, но этот переезд сыграл ключевую роль в его судьбе. Знакомство с будущей главной нефтяной провинцией страны определило жизненные ценности и профессиональный путь генерального  директора  Западно-Сибирского научно-исследовательского института геологии и геофизики (ФГУП «ЗапСибНИИГГ») Василия Морозова.

- Василий Юрьевич, что Вас подвигло выбрать профессию горного инженера?
- Мое детство прошло среди геологов и нефтяников в ХМАО. В 1969 году моя семья переехала в Нефтеюганск. Тогда его сложно было назвать городом, да и вообще вокруг были поселки, да топи. Отец был нефтяником и с детства брал меня с собой на промысел, поэтому с юных лет я знаком с романтикой этой работы. Там я многое увидел и пережил. Когда подрос, сомнений в выборе профессии у меня не было, я знал, что буду геологом-нефтяником.  После школы в 1983 году  поступил в Тюменский индустриальный институт имени Ленинского комсомола, выбрав специальность «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». Окончил его в 1988-м.

- Как Вы оказались на Самотлоре?
- Будучи студентом пятого курса  устроился на работу в Сибирский научно-исследовательский институт нефтяной промышленности (СибНИИНП) в подразделение проектирования месторождений Нижневартовского района. Судьба так распорядилась, что я попал именно в Самотлорский отдел под руководство талантливого специалиста – главного инженера проекта Бриллианта Леонида Самуиловича. Я курировал целый ряд проектов в рамках НГДУ. В то время, разработкой уникального Самотлора с несколькими десятками тысяч скважин и с огромными объемами добычи занимались пять нефтегазодобывающих управлений. В итоге, полтора десятка лет я занимался подсчетом запасов нефти и проектированием разработки Самотлорского нефтегазового месторождения.

- 80-ые годы считаются временем расцвета Самотлора – добыча первого и следом второго миллиарда тонн нефти, рекордные суточные приросты, период именитых талантливых руководителей… Как Вы запомнили то время?
- Мы жили на промыслах с геологами, рисовали карты, считали добычу и составляли прогнозы - постоянно находились в цехах добычи и управлениях добычи. Мы нарабатывали геолого-технологические мероприятия по скважинам, чтобы как-то стабилизировать или увеличивать добычу нефти. Я постоянно находился в командировках. Как  уже говорил, я отдал Самотлору 15 лет своей трудовой жизни. Там я закалился, но не в одиночку. Самотлор – это командная битва, он сплачивает. Я работал с целой плеядой сильнейших геологов-нефтяников, геофизиков, разработчиков, инженеров, буровиков, - это была большая команда прекрасных учителей. Мне посчастливилось работать с очень талантливыми специалистами и потрясающими людьми: легендой нашего Севера Романом Ивановичем Кузоваткиным, Ревенко Владимиром Михайловичем, Палий Виктором Остаповичем, Литваковым Владимиром Уриелевичем, Яковлевым Олегом Николаевичем, Чукчеевым Олегом Алексеевичем, Репиным Владимиром Ивановичем, Юй-Де-Мин Юрием Сергеевичем, Брезицким Сергеем Владимировичем.

- Василий Юрьевич, на Севере дело - прежде всего или было место отдыху, дружбе?
- У нас был круг единомышленников, в который входили и ровесники, и старшие товарищи, учителя. Безусловно, я до сих пор со многими поддерживаю дружеские отношения. Общаюсь с геологами, инженерами, которые работали на Самотлоре еще в 80-х. К тому же, романтика – это прежде всего возраст. Для нас не было невыполнимых задач. Мы брали на себя ответственность даже будучи очень молодыми. Конечно, сейчас мы все выросли, многие занимают серьезные должности, высокие посты в нефтяных компаниях и геологоразведочных предприятиях. Но хорошим и дружеским отношениям – это не помешало. Ведь друзей мы приобретаем молодыми, а когда взрослеем, к сожалению, мы их только теряем.
Самотлор и то время в целом дали мне много друзей, соратников, и партнеров. Среди них - Игорь Шпуров, Александр Тимчук, Инна Пуртова, Александр Близнюк, Вадим Александров и многие другие.

- Василий Юрьевич, какой человек мог в 80-х завоевать авторитет у геологов, нефтяников?
- Критерии авторитета не зависят от времени. Что такое личный авторитет? Это способность взять на себя ответственность и довести дело до логического завершения, убедив при этом подчиненных, что этим должен заниматься именно ты. Завоевать авторитет может тот человек, который берет на себя эту самую ответственность, возможно, в большей мере, чем кто-либо другой. Личное дело и есть твой личный авторитет.

- Вы сказали, что Вам посчастливилось поработать с Романом Кузоваткиным, какие уроки он Вам преподал, чему научил?
- Он был безусловным авторитетом и учил нас, молодежь, тому, как брать ответственность и за себя, и за все предприятие, за государство, за весь коллектив, за каждого отдельного специалиста, а также выполнять свою работу до конца. Нельзя бояться, надо всегда идти до конца. К слову, эта борьба с внешними и внутренними факторами – это и есть та закалка, которая мне пригодилась в будущем.

- Кого еще Вы можете назвать для себя авторитетом?
- Это мои учителя.

- Разработка самого крупного советского нефтяного месторождения требовало новых инженерных решений. Какие методы, технологии стали применяться во время Вашей работы на Самотлоре?
- Это комплексный подход в разработке месторождения, который уравновешивает геолого-технологические мероприятия на добывающих скважинах, рациональное использование недр, система заводнения с целью получения максимального КИН. Из самых ярких изобретений тех времен, которые нам удалось реализовать – это структурно-гравитационная система заводнения, которую мы разрабатывали вместе с коллегами. Она была успешно реализована на Самотлорском и других месторождениях. Также был целый ряд других изобретений и технологий, которые касаются разработки месторождений – технологии первичного и вторичного вскрытия пластов, коллекторов, технологии перфорационной работы. Внедрено в жизнь было достаточно много изобретений, которые по сей день работают. К слову, в то время геологическая и промысловая школа была куда сильнее, чем сейчас. За период коммерциализации нашей экономики мы серьезно подорвали ее основу.

- В 28 лет Вы уже получили должность главного геолога. Что Вам помогло так быстро продвинуться по карьерной лестнице?
- Мне сложно себя оценивать. Я просто работал, а по служебной лестнице меня продвигали мои руководители.

- В итоге Вы прошли путь от инженера 2 категории до гендиректора Федерального государственного унитарного предприятия…
- Моя карьера очень логична. Шаг за шагом я двигался по трудовой лестнице, не делая каких-то резких скачков. Работала схема: инженер – старший инженер-главный инженер – директор.

- Когда поняли, что с профессией не прогадали?
- В любой работе надо смотреть на результат. ФГУП «ЗапСИБНИИГГ» разрабатывает стратегию геологоразведочных работ Западной Сибири. Мы видим, как геологи идут по нашим планам, затем лицензируют территории. При этом, ошибочные прогнозы случаются крайне редко. А, когда видишь, как по твоим проектам открывают месторождения, добывают нефть – получаешь огромное удовольствие. Появляется чувство солидарности с геологами, буровиками, нефтяниками и внутри коллектива. Мы понимаем, что сопричастны к открытию тех или иных месторождений.
Любой проект нашего института, как ребенок - результат нашего труда.

- Добыча нефти в Западной Сибири снижается. Как вы видите будущее нефтяной отрасли региона.
- В Западной Сибири традиционно добывается более половины российской нефти и около 80% газа (по данным на 2013 год: нефти – 61%, газа – 88%). По газу эта тенденция сохранится на долгие годы, т.е. с газовой ресурсной составляющей у нас нет проблем. По нефти ситуация немного иная. В Западной Сибири, как и в целом по России, добыча будет падать и это неизбежно. Но это будет происходить незначительными темпами. Какое-то время, мы сможем держаться на уровне добычи - 500 млн тонн нефти ежегодно. Ведь открываются еще и новые месторождения, поэтому восполнение ресурсной базы будет происходить. К сожалению, мы уже не открываем новых крупных месторождений, сейчас тенденция на средние и мелкие, но падения добычи бояться не надо. К этому надо относиться с пониманием. Но, при этом Россия – это огромная энергетическая держава и наша ресурсная база еще несколько десятков лет позволит нам удерживать пальму первенства. Западная Сибирь будет играть в этом ведущую роль. И богатства России, как и говорил когда-то Михаил Ломоносов, и дальше будут прирастать Сибирью.

Просмотров: 39 | Добавил: bhutabex1986 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Конструктор сайтов - uCoz